2012
В свой второй чукотский полевой сезон я, по идее, ничего принципиально нового не должен был увидеть. Я был готов к тому, что впечатления будут уже не столь яркими и будет уже не так круто.

Но было круто. И ещё как.
Чукотка это то место, где понимаешь, что невыносимая лёгкость бытия и есть то самое, что в городе сводит тебя и всех остальных с ума. Вот с этой фразы бы я хотел начать рассказывать о том, что там вообще и как.

Большую часть сезона я, будучи ещё геологом-техником, копал и очень много. Вырывал ямки глубиной 30 см и складывал выкопанный грунт в мешочки. Мы как-то подсчитали: при том, что, в среднем, каждый член отряда отобрал около полутора тысяч таких проб при средней массе около килограмма, получилось полторы тонны песка и глины, или примерно кубический метр земли, на каждого.
Требовалось это вот зачем. Существует некая инвестиционная компания. Солидные ребята зарабатывают себе на хорошую жизнь, продавая и покупая перспективные площади на северо-востоке страны.

Чтобы эти площади дорожали, проводятся геологические работы. Их задача – найти на этой площади что-нибудь. Такая стадия геологических работ называется поисками. Она предворяет разведку месторождения тяжелёлой техникой. Мы же обходимся лопатами и молотками.

Результатом наших изысканий является карта аномальных геохимических полей, построенных по содержаниям различных химических элементов. Вот в них как раз бурить и скрести в дальнейшем и предстоит.

Для того, чтобы составить такую карту, по определённой сети отбираются образцы песчано-глинистого материала. В нём в совсем небольших объёмах содержится «эхо» рудных тел, которые предположительно залегают под ним.

Потом всю отобранную глину и песок просеивают через сито, раскладывают по конвертикам и отправляют на аналитику. В дикой пыли, которую проще всего с себя стряхнуть с разгона врезаясь в стену. Часы нудной рутинной работы.
Вот, в общем-то и всё. На словах всё просто, но на деле это тысячи проб, отобранные из болот и вытащенные меж камней, а после, вынесенные на своём горбу (а весят они прилично) через сопки и кочкарники под беспрерывный аккомпанемент писклявых комаров. Или летающих (гомосексуалов), как чаще звали их мы, несмотря на то, что выговаривать это значительно дольше, чем «ко-мар».

В трудные минуты твоим матом можно забивать гвозди. Сдержать его просто невозможно. Эти места просто созданы для того, чтобы материться, пить и курить, забросив чисто городское стремление к онанистическому самосовершенствованию.

И вот с одной стороны это, а с другой…
А с другой…

Это и вездеход, который пыхча поглощает дорогу, уворачиваясь от рельефа, похожего на смятое одеяло, и то вяло, то неистово тебя раскачивающий, тщетно не давая насладиться окружающими видами. Поездки на нём вливают в тебя умиротворение литрами.

Это и облака в несколько слоёв, вальсирующие по удивительным траекториям и оставляющие за собой придурковатые следы, вовсе непохожие на своих определившихся с формой материковских собратьев.

Это и часами длящиеся закаты с рассветами. Знаете ли, это вообще довольно клёвое чувство, когда каждый раз, выходя из палатки, ты предвкушаешь увидеть на небе что-то свеженькое из чудных и восхитительных чукотских оптических явлений.

Это и снег, способный накрыть мощным одеялом даже в июле, и который скорее ошеломляет и веселит, чем досадует.

Это и северные сияния, которые хоть и попадаются на глаза местным жителям куда чаще, чем грозы, неискушённый взгляд просто потрясают.

Это и абсолютная тишина, которую я слышал только там, в безветрие на сопках, ближе к августу, когда гнус уже замёрзнет.
Ещё одна важная составляющая жизни геолога, помимо работы и наслаждения дикой природой, это быт.

Полевой лагерь это такая минималистическая модель цивилизации, в которой существует только лишь необходимое и к чему, на самом-то деле, довольно легко привыкаешь. Ну, потому что, в действительности, только этот минимальный набор удобств и нужен любому человеку.

Можно привыкнуть и туалету на улице, и к умыванию в ручье, и к тому, что нужно вставать в пять утра, да подкидывать дров в печку в палатке, чтобы под утро не околеть. И при этом вполне клёво себя чувствовать. А уж если соорудить себе умывальник в палатке и построить сортир, то жизнь кажется уже совсем налаженной. Всё это… как-то по-настоящему. Вообще до фонаря, во что ты одет, как давно мылся и когда выходит новый айфон. Это просто (очень хорошо).
comments powered by HyperComments
«Полевая геология от первого лица» – канал про геологические байки. Подписывайтесь, все обновления этого раздела попадают прямиком туда.

Made on
Tilda