Второй раз
2-й сезон. Глава 1-я
Начиная с февраля я начинаю ловить чукотские флешбеки. Чаще во сне: мне снится, как мы ставим лагерь, и к нам приходят медведи. Или как мы что-забыли при сборах.

Днём разговоров и мыслей о полях тоже становится больше. Основная часть закупок полевого снаряжения приходится на январь. До Чукотки не ездят поезда, а завозить самолётом палатки, спальники и рулоны крафтовой бумаги – дорого и долго. Всё купленное барахло загружают в Москве в контейнер и везут поездом до Якутска. Оттуда – по зимнику до Билибино.
В 2012-м году в зимних закупках я не участвовал, но, на правах бывалого, активно добирал всякую мелочёвку в июне.

Рюкзаки, сита, сапоги, аптечки, респираторы, молотки, прокладки, карабины, лопаты, аккумуляторы, карандаши, дневники, папки, блокноты – тысячи наименований. И чтобы я ещё хоть раз пошёл за этим всем в Ашан в красной футболке.

Прямо перед сезоном начальство дополнительно отправило нас на двухдневные курсы первой помощи. По законам жанра, эта информация должна была бы стать чеховским ружьём, но нет, знания пригодились только 5 лет спустя. Хозяйке на заметку: этиловый спирт полезен только в одном случае – при отравлении метиловым. Согреваться им не бесполезно.
Всё, что мы не успели утащить из Москвы, мы добирали в Магадане на китайском рынке. По-русски понимал мало кто, в палатках продавалось всё подряд: от чайников до коленвалов, ценники лепились в виде исключения на самые ходовые товары. А ведь это очень трудно, торговаться на китайском.
Магадан удивил хорошей погодой: как бросили хлам в гостинице, отправились гулять. Вновь убедился: город как город, ничего особенного. Второй раз в Магадане и до сих пор не получил по морде. Город ломает стереотипы об колено.
Из того отряда, что летал год назад, остались только я, начальник и Юля. Армейцу и одного раза хватило, Грибань уехал в Африку, парень в противогазе на соседнюю площадь, зам начальника остался в Москве писать докторскую.

Вместо них поехали студент-спортсмен Тимур Юхади, воронежский работяга Лёха Осипов, воронежский геолог помоложе Андрей Аксёнов и александровский геолог Шатнов.

Знакомились уже в Билибино. Про меня на тот момент ходили слухи, что я не пью, но в тот же вечер я пресёк их делом. Ребята мне сразу понравились. Пили водку из кружек, фоном смотрели соревнование по бегу с палкой среди мужчин.
Посмотреть эту публикацию в Instagram

Angry Hitler

Публикация от George Jejeya (@gerudes)

На участке надо было отобрать и просеять 6 000 литохимических проб с шагом 50 м. Собирались долететь брошенной старательской артели на вертолёте и работать оттуда. Прилетели – а артели нет.

Все домики попилили на дрова буровики, которые проходили канавы неподалёку. Из всех домов остался склад, сортир и разодранная медведем будка. Палатки у нас были, но ставить их пришлось в снег. Шло второе июля.

Так я в первый и в последний раз оказался в ситуации, когда 2 месяца непрерывно жил в палатке. Во все остальные сезоны я иногда всё-таки добирался до цивилизации. Принимал душ, брился, глядя в зеркало и прочее вот это всё. В тот год – нет.
Иногда в поля попадают в случайно. Как я в первый раз, например. Но во второй раз просто так туда уже не занесёт. И сам знаешь, что на что подписываешься, и о тебе все более-менее чёткое представление получили. Как до сданной первой сессии – не студент, так и после одного поля – не геолог.

Первый полевой сезон для меня начался и закончился в аэропорту. Второй начался с закупок перед полями и, по ощущениям, не закончился до сих пор.
Часть 1
Часть 2

2-й сезон. Глава 1-я

«Полевая геология от первого лица» – мой канал о геологии для тех, кто любит запах дров. Подписывайтесь, он ничего.
Made on
Tilda